(no subject)

И вот ты смотришь мультфильм про то, как лошади смотрят в закат и "make the difference", но тебе завтра на работу, и ты решаешь, что у тебя нет времени ни на то, ни на другое

(no subject)

Стиль -- это не про кеды.
Стиль -- это когда поднимаешь восстание в лагере смерти.

А я тут переехал. Теперь живем втроем -- я, Саша и Оксана -- снимаем квартиру на Киевской. Так же как и с переездом из Измайлово -- взял и переехал. Как будто ничего не изменилось. Может так и должно быть и я жду черего эстраординарного от вполне обыденных событий? Хотя на самом деле чувствуется, что я стал больше делать каких-то дел по дому. Потому что, если раньше я мог помогать по дому, то теперь может оказаться, что помогать некому. Или ты сделаешь все сам, или этого может никто не сделать. А еще, наверное, появилось чувство, что кто-то все время смотрит. Не в хорошем и не в плохом смысле. Но понятно, что впечатление, которое ты хочешь произвести на своих друзей несколько отличается от того, что ты хочешь произвести на свою семью. Посмотрим, что будет хотя бы через месяц, когда я привыкну к такому состоянию.

Позвал как-то Аллу гулять, она решила, что я ее на свидание зову. Нацепила платье, выпятила сиськи, лапай, говорит. А я как-то и не собирался. Просто мы в ответе за тех, кого приручили. У меня нет в ней потребности, как и почти во всех людях. Я, наверное, мог бы вообще ни с кем не общаться, и плохо бы мне было не от одиночества, а только лишь от особзнания собственной неполноценности. Поэтому я хватаюсь за людей как за некую соломинку, которая должна вытащить меня из болота.

Я надеюсь, что этот переезд что-то изменит. Как я надеялся на 2017 год. Как я периодически надеюсь на вещи, которые не я.

Сила -- это просто смелость.
Сильный никогда не тратит время на полумеры.
Сколько можно возиться со сбитым прицелом.
Не притягивай, не отталкивай, просто сделай.
  • Current Music
    МСН -- змееловы

(no subject)

Наверное, самая моя большая проблема -- я не успеваю думать. Нет времени на рефлексию, в любой момент надо или производить, или потреблять. Или смотреть ютуб, или отправлять состав. Или листать мемасы, или с кем-то переписываться. Даже интеллектуальных занятиях типа диссера или работы -- всегда что-то писать, запускать, компилить. А надо просто сесть и подумать. И сюда я прихожу и пишу, и пишу. На отъебись. Как и все остальное

(no subject)

Что меня на самом деле поражает в себе, так это умение забывать. И это помимо обычной плохой памяти. Оказывается, чтобы что-то забыть, достаточно сесть в метро и доехать до дома. Если еще при этом читать книжку, то на станции Строгино, я могу встать, совершенно забыв, что сегодня происходило. Ну, не совершенно, конечно, но все события будут как в тумане.
Вчера я позволил себе ничего не писать, чтобы уместить два дня в один пост. Сегодня, открыв жж, я понятия не имею, что происходило вчера. Ну да, я слегка утрирую. Но мне действительно пришлось достаточно сильно напрячься, чтобы вспомнить, что вчера происходило. Пожалуй, единственным стоящим событием были тортики в офисе. Сначала  у меня были замять это дело. Все равно никто не знает, когда у меня др. Но я взял себя в руки и сумел позвать всех на кухню. В итоге достаточно хорошо посидели часа полтора, наверное.
Сегодня я собирался забрать хомячка для Аллы и книжку Чилика для себя. Хомяк в итоге будет только завтра, а вот книгу у прекрасной Полины я забрал (мне показалось, после такого оборащения в вк она отнеслась ко мне достаточно настороженно). Но опять же, несмотря на все величие Чилика, я сейчас вспоминаю о книге только потому что насильно вытаскиваю сегодняшние воспоминания из головы.
Что-то похожее мы обсуждали с Сашей в Иркутске. Если ничего не запоминается, то либо происходит слишком много всего, либо слишком мало. Боюсь, что в моем случае ответ однозначен. На самом деле первым шагом (который я лелею в своих мечтах) должен стать практически полный отказ от компьютера. При этом меня останавливают какие-то очень смешные вещи. Например то, что нужно отправлять составы во ВСОЛ. А бросить сейчас стыдно, потому что Тимоха решит, что я не выдержал с ним конкуренции. А к концу этого сезона уже начнется школа, там детям надо что-то в группу писать.
А еще я вчера открыл для себя альбом Соль БГ. Это ли не чудо.

(no subject)

Еще одно воскресенье ушло в никуда. Проснулся ближе к полудню, остальные в это время уходили на выставку Тициана. После нашего вчерашнего разговора, отчим обещал рассказать, что же такое на самом деле искусство. В итоге он то ли забыл, то ли не увидел у Тициана искусства, но к этой теме мы не возвращались. Ну и славно.
Я остался дома в надежде заняться диссером. В итоге я даже чет пописал, но больно уж бездумно. Посмотрел ютуб, почитал вк. Там чувак с биофака, который админит безынициативную группу, запилил сайт, где каждый может указать, кто кого трахал, и по этой информации рисуется граф (анонимный, естественно ). Получилась довольно забавная связная компонента по середине и маленькие островочки. Сам я отправлять не стал. Не то что я боюсь, что эта информация где-то окажется, но что-то иррациональное остановило. Вообще не удивительно, что человека, который в 25 лет боится темноты, останавливает что-то иррациональное. Иррационально е
А еще я заказал книжку Чилика. Правда, девочка, которая распространяет его книжки в Москве, предложила встретиться на Петровско-Разумовской в 17:00... осталось только прийти с красной розой.
Последний месяц постоянно слушаю Гребенщикова. 

Я software-engineer на сотню рублей

Есть один очень простой способ не нарушать обещания -- не давать их. В конце прошлого года я, ведя очередной моно/диалог в своей голове, сказал себе, что 2017 год будет другим. Я уже не помню аргументацию, но, если она и была, она была очень наивной. Заметьте, я не пообещал себе, что сделаю 2017 другим. Потому что я уже тогда знал, что я нарушу это обещание. Так же я подумал, что неплохо бы вернуться к ведению блога. По разным причинам. Но я не пообещал. Поэтому и не нарушил своего обещания. 

Мне 25, и я до сих пор не знаю, чего хочу.

Сегодня (строго говоря, вчера, но так как я еще не лег спать, сегодня) мне исполнилось 25 лет. Весь последний год она меня так пугала, что я уже свыкся с мыслью, что мне 25, а вчера поймал себя на мысли, что внутренне готовлюсь к 26летию. День рождения -- некая отсечка, от которой можно вести отсчет. Как новый год. Поэтому я снова попытаюсь вести дневник. И снова я оставляю себе пути к отступлению. 

И мне кажется, нет никаких оснований гордиться своей судьбой.

А Вика сегодня вышла замуж. То-то она вчера всем так радостно желала оставаться на две недели. А Саша вчера уехал в Таган. Вряд ли они там встретятся (ну что за медовый месяц в Таганроге), но забавно как это совпало.

Collapse )

Правдивая история одного путешествия к Байкалу

Театр начинается с вешалки, а поход начинается с подготовки.

Поиск по истории говорит, что минута слабости у меня произошла 3 апреля, когда я сказал "сегодня я хочу на Байкал". С того момента Саша взял меня в оборот. Так чуть более чем через четыре месяца я оказался в Иркутске. На самом деле до последнего момента в это не верилось. Не так как не верится в чудо, а как не верится в то, что у тебя программа скомпилируется с первой попытки. То я проебланил всеобщую покупку билетов и особо не торопился брать свои, то по разным причинам начал отваливаться народ. Но в какой-то момент я понял, что мне надо идти. В каком-то смысле я тоже стоял в основании этого карточного домика. Мой уход мог критично сказаться на количестве людей, но дело даже не в этом. До того момента, как с нами согласился идти Вася, я был единственным "своим" для него. То есть, конечно, он был знаком со всеми остальными, но раньше их в первую очередь связывала Аня. Хотя, пожалуй, я преувеличиваю свою роль.

День 0.

  Так или иначе, 6 августа я вылетал в Иркутск. Вылетал один, другой авиакомпанией, за что мне всучили нож, топор и травмат, которые вимавиа можно было везти только с солидной доплатой. Да, и пол литра спирта. Джентельменский набор, в общем. Во время сборов я понакидал каких-то вещей, зачем-то взял шапку, трое длинных штанов, две пары закрытой обуви в дополнение к своим сандалям. Уже в метро я подумал о том, на кой черт я взял столько теплых вещей, а полотенце, например, нет. Но возвращаться было уже поздно. Действительно поздно, я и так опоздал на аэроэкспресс, на котором собирался добираться до аэропорта, а следующий был только через 30 минут, и до вылета мне бы оставалось всего 1:40. Я уже года 4 не летал на самолетах, а один самостоятельно я это делал вообще один раз, но я подозревал, что это не очень много времени. В итоге зарегаться я успел за 5 минут до конца регистрации. Самое интересное, что ни полицию аэропорта, ни чувака на стойке регистрации пистолет не заинтересовал. Не суть.
  5 часов попыток впихнуть свои колени хоть куда-нибудь, и вот я в Иркутске. Пока летел, думал, о том, что поход -- отличный повод что-нибудь изменить. Может и пить начну. Осмелел настолько, что сожрал кусок помидора из обеда.

День 1.

  В иркутском аэропорту мне предстояло провести еще 3 часа. Жопа и так плоская как старая шлюха, а заняться особо нечем. Написал маме и Саше смску, в автомате купил китайских маршмэллоу в качестве сюрприза. Правда, скупо ограничился одной упаковкой вместо семи, которыми набирались нужные 500г. Позавтракал в кафешке, заодно познакомившись с местным стилем обслуживания: на все кафе всего одно (два) меню, которые лежат у кассы, и забирать их нельзя. Там же у кассы ты заказываешь и сразу платишь. Зато никаких чаевых. Чуть было не проспал самолет.
  Приехали ребята. Дук с Антоном выглядели довольно помято. Но я читал, что трезвыми они (во всяком случае Антон) не летают. В общем, сели мы в два такси и поехали в хостел. Водитель другого такси был забавен: в какой-то момент на светофоре он выбежал к нашей машине и стал спорить о том, как же нам ехать. А когда ребята ему сказали, что потом нам надо будет заехать в супермаркет или на рынок за продуктами, он заявил, что нахуй нам не нужны эти супермаркеты с их ебаным ГМО и что там сплошная, блять, химия.
  Ладно, доехали мы до нашего хостела. Оказалось, что находится он в невзрачной 5-этажке в невзрачном подъезде без опознавательных знаков на невзрачном втором этаже. На двери был наклеен лист с приветствием, а на двери напротив надпись на английском, что это не хостел, а также какие-то иероглифы, означающие, видимо, то же самое. Видать, их крепко там заебывают. Нас поселили в тесную комнатку с тремя двухэтажными кроватями и парнем, разговаривающим на английском. Мы шутили, что надо будет его в 6 утра поднять петь гимн и сделать ему полог для кровати из советского флага. Но планам сбыться было не суждено -- пока мы ходили за продуктами, на его место пришел какой-то русский мужик.
  Долго мы не рассиживались -- пошли поесть, ну и едой для похода закупиться. Девочки из хостела посоветовали нам пойти в т.н. 130й квартал -- местный Арбат, там и супермаркет будет. По дороге мы зашли позавтракать в какой-то фастфуд, а из него, минуя памятник местному "покровителю" мифическому животному Бабру в сторону супермаркета. У Бабра мы встретили кучу китайцев, желающих с ним сфотографироваться. Вообще, когда я приезжаю куда-нибудь, в тот же Орел, я обращаю внимание на то, как в сравнении с Москвой там мало азиатов всех мастей. Но Иркутск -- не тот случай. Мало того, что тут пососедству расположена республика Бурятия, так еще и после того, как просел рубль, в Иркутск ринулась куча китайцев. Даже многочисленные вывески в центре дублируются не только на английском, но и на китайском. Хотя, скорее, не только на китайском, но и на английском.
  В супермаркете нам впервые довелось столкнуться с раскладкой -- Дукалис распечатал по экземпляру на каждого, и мы должны были набрать те 50кг еды, которые в ней были учтены. Среди всего прочего Дукалис эпично набирал 70 шоколадных батончиков, а Саша с Васей положили глаз на огромный 2,5-килограммовый куб "экспериментального" сыра. Простояв на кассе минут 15, ожидая, пока кассир пробьет всю эту кучу еды, и получив длиннющий чек на 20к, мы направились домой. Хотя это  было еще не все: сухофрукты и орехи мы оставили на рынок. На рынке нас мгновенно идентифицировали как русских москвичей. Впоследствии мы неоднократно замечали, что нас легко определяли по речи. Вася рассказывал, что ему даже в родном Челябинске говорят, что у него московский акцент. Интересно было бы сравнить классический московский и классический иркутский "говор". Наерняка есть какие-то опорные точки, на которые в первую очередь надо обращать внимание.
  Купив еще всякой мелочи типа губок и мешков для трупов, мы снова пошли домой. День казался очень длинным. И не только из-за того, что он начался довольно рано даже по иркутскому времени, но, как мне кажется, еще и из-за того, что мы довольно много раз выходили из хостела и возвращались в него. Во всяком случае, у меня каждый такой вход-выход как будто начинал свой маленький день.
  Тепрь, когда важные дела были сделаны, можно было осмотреть достопримечательности. В частности, появилась идея съездить на ГЭС. Добирались до туда на троллейбусе, познакомившись заодно с иркутской системой оплаты общественного транспорта, которая в каком-то смысле оказалась противоположной московской: ты заходишь через среднюю или заднюю дверь, а выходишь через переднюю, где и платишь водителю за проезд (15 рублей). ГЭС особо удовлетворения не принесла -- чисто техническое сооружение, никаких водопадов и прочих красот. Хотя Вася все равно достал свое фоторужье. Кто-то шутил, что за съемку ГЭС и забрать могут, и мы якобы не с ним. После ГЭС подошли к воде, посмотрели на купавшихся людей. Сашу в его желании зайти в воду никто не поддержал.
  На ужин зашли в ресторанчик, который нам сначала показался китайским. Позная. Когда мы спросили, а что это за такие китайские позы, нас пристыдили, что это национальное бурятское блюдо по типу хинкали. И делают их в каждом уважающем себя иркутском кафе/ресторане.
  После ужина купили себе в продуктовом хлопья на завтрак и окончательно вернулись в хостел. Договорились с Елизаветой, у которой мы арендовали байдарки, что на следующий день за нами в 7 утра приедет водитель и отвезет нас в начальную точку нашего маршрута -- Большое Голоустное. Дорогу пообещали ну оочень плохую. Пока народ еще что-то обсуждал-планировал, я на своей верхней кровати просто взял и вырубился.

День 2.

  Самым сложным в том, чтобы собраться, оказалось то, что всем надо было посетить единственный в этом хостеле туалет. В итоге я успел позавтракать, отнести свои вещи, и только тогда подошла моя очередь. Водителем оказался приятный парень, который рассказал несколько интересных вещей про Байкал, дал пару советов (например, не срезать бухты). Сам он работает электриком, но в качестве дополнительного заработка возит группы типа нашей по ближайшим окрестностям Иркутска. Отвез он нас к югу от Голоустного, чтобы у нас было поменьше людей и подход к воде получше. Высадил, пожелал нам удачи и уехал.
  Первым делом мы нашли более удобное место для стояники, где и расположились. Из глобальных дел нам предстояло собрать байдарки и перебрать всю еду, чтобы удобно разложить ее по пакетам. Первое дело мы решили не откладывать в долгий ящик. Начать решили с одной из двоек. Открыли чехол и достали из него кучу металлических деталей. Я на байдарках ходил только один раз, и они были надувными, поэтому все это меня немного шокировало. Остальные тоже с тайменью дела не имели. Поэтому собирать пришлось в буквальном смысле на ощупь. Если детали влезали друг в друга, то положение считалось правильным. Думаю, где-то за час мы управились. Саша с Васей пошли на море тестировать байду, а Антон с Толей остались готовить обед, так как были первыми нашими дежурными.

День 3.
Чем палатка похожа на мою нынешнюю квартиру -- в солнечные дни она всячески способствует раннему подъему. Проснувшись после восхода солнца, улежать на месте довольно трудно -- в палатке быстро становится жарко и душно. Я встал первым, сходил умылся, вернулся в лагерь, но остальные просыпаться не торопились. На улице еще было достаточно свежо, поэтому я остался в флиске и спортивных штанах. Чтобы не просиживать их, дожидаясь кого бы то ни было, я решил куда-нибудь сходить. Прямо от нашей стоянки вверх шла тропинка, по которой мы с Васей в тот день ходили искать дрова. Подъем был довольно крутой, получилась утренняя тренировочка. Выйдя минут через 25 на более менее ровный участок, я посмотрел, что до вершины еще примерно столько же. Решив, что я так и к завтраку могу опоздать, я стал спускаться. Завтрака еще не было и в помине, но вскоре из палаток начали слышаться голоса. Основной темой утренних разговоров были мудаки из соседнего лагеря, которые своей музыкой не давали спать. Поступали предложения собрать травмат, поджечь их палатки, проколоть шины и многие другие.
Антон с Дуком остались готовить завтрак, а мы пошли искупаться. Вода была достаточно теплая, никаких обещанных 9 градусов. Я немножко покидал ребят с плеч, и мы решили, что это потом надо будет заснять на видео. После мы позавтракали и начали разбирать еду. К половине 12 обещали подъехать Аня с Деном, и к этому времени мы уже планировали быть собранными и почти погруженными. Но вместо этого мы преимущественно пинали хуи. В итоге решили, что сортировать еду вообще лишнее, и только мы отложили обед в сумку с канами, чтоб его было проще найти. Наступало наше дежурство (обед-ужин-завтрак) и хорошо, что в ходовые дни на обед предполагалась только колбаса и шоколадные батончики, никакого супа.
Вскоре приехали Денис с Аней. Их довез двоюродный брат Дена с женой. К этому моменту мы были почти уже собраны. Пора уже было идти на воду грузиться. Решили, что я поплыву с Деном и Аней в трешке. Мне показалось, что Аня отнеслась к этому несколько настороженно. Действительно, видела она меня всего раза 2-3, не больше, в чатике я так себя проявлял (точнее, не проявлял), что Дук, например, вообще сомневался, что я реально существую.
Вещей было так много, что мы сомневались, что сможем все загрузить. Минут, наверное, 40 мы занимались их распределением по байдам, но в конце концов уложились. Не пришлось даже ничего привязывать веревками, как мы это делали с одногруппничками.
Я обратил внимание на то, что камни на дне были достаточно острыми. Если бы я не знал, сколько Байкалу лет, я может предположил бы, что это достаточно молодое озеро (говорят, что местные никогда не называют Байкал озером, и мы тоже говорили про него "море". Но тут так.) И мне было очень жалко Дениса, который ходил к байде и на берег босиком.
В общем мы уложили, уселись (я в процессе плюхнулся в воду) и пошли. Я сидел сзади и должен был рулить. И вроде теория понятна: гребешь левой -- поворачиваешь направо, гребешь правой -- поворачиваешь налево, но на практике это оказалось совсем не так тривиально. Из-за большой инертности байда начинает разворачиваться, когда ты уже сделал таких гребков больше, чем надо было. Естественно, она поворачивает сильнее, чем то было необходимо, и ситуацию снова приходилось выправлять. В результате все повторялось снова и снова. Я это все понимал, старался поймать момент, когда пора было заканчивать грести, но тщетно. Я пробовал грести один, ребята пробовали грести без меня, но результат всегда был один и тот же -- нас разворачивало носом в море, и после этого идти прямо уже не получалось. У Саши с Васей была такая же проблема, но в чуть меньшем масштабе. В этом плане больше всего раздражала невозмутимость Антона с Дуком, которые гребли очень ровно, при этом совершенно не напрягаясь.
Одним из советов водителя было не резать бухты и не отходить от берега дальше чем на 200 метров. По моим ощущениям мы скорее не подходили ближе чем на 200 метров, а байда Антона иногда уходила до 700. На воде расстояния определять довольно сложно, особенно, не имя должного опыта, поэтому, например, Саша, считает, что цифры были сильно другими, но мне все равно было не по себе. Перевернись кто, до берега шансов доплыть минимум, даже другой байдарке дойти потребуется несколько минут.
В какой-то момент наши дела становились настолько плохои, что нас разворачивало перпендикулярно маршруту. В добавок мне начало хотеться ссать. Поэтому я безумно обрадовался, когда было решено остановиться на обед на ближайшей поляне.
Мучительнейшие минуты. Как только мы подошли к берегу, я попытался вылезти, в результате в очередной раз упал в воду, но в любом случае я был счастлив решить свои проблемы.
Небо к этому моменту заволокло серой пеленой, поэтому голому и мокрому на берегу было немного прохладно. Высохнуть мокрые вещи бы не успели, поэтому я залез в рюкзак, не вытаскивая его, и достал себе сухую футболку. В это время ребята уже порезали колбасу (разрезать 1,5 палки колбасы на 7 человек -- нетривиальная задача), раздали по батончику и по три горсти орехов.
После обеда грести стало чуть проще. Непонятно почему, но заносить стало меньше. К этому моменту уже было понятно, что запланированные 40 км до бухты Песчаная мы не пройдем. Даже 45, потому что стартовали мы не от Большого Голоустного, а на несколько киломитров ниже, за что наш водитель пару раз был упомянут недобрым словом.
Вечерело, и мы начали подыскивать себе место для стоянки. Но как назло берега стали довольно однообразными: узкий галечный пляж, а за ним или отвесная скала, или лес с таким уклоном, что спать там пришлось бы скорее не лежа, а стоя. Поэтому нам очень повезло, что между очередными двумя мысами нашлось достаточно ровное место. На берегу виднелись остатки походной бани. Дукалису сначала не понравились "мошкоульи", которые он нашел на деревьях, но Антон сказал, что это что-то вроде чайных грибов, и мы начали выгружаться.
Помимо бани на нашей стоянке было несколько скамеек, костровище, а также запас дров. Мы разбили лагерь, натянули длиннющую веревку для канов, еще одну для сушки вещей. Вскоре начался дождь, но поначалу мы не обращали на него внимания. У нас возникли проблемы с костром: развести его получилось, но он никак не желал переходить от веток к поленам. Дождь все усиливался, и уже реально мешал и так не блещущему костру; Антон растянул тент. В какой-то момент я уже начал думать, что с нашим дежурством можно и без ужина остаться, но вот вроде начали появляться пузырьки.
К этому времени уже окончательно стемнело, так что фонарик мы заметили издалека.За ним появились еще и еще один. Мы решили, что, возможно, это сотрудники заповедника. Территория Байкала -- заповедная зона и, во-первых, чтобы там находиться, необходимо купить разрешение за 90 рублей за человека в день, а во-вторых, на ее территории нельзя разводить костры, что гораздо серьезнее. Но на трех фонариках дело не остановилось, и суммарно мы насчитали то ли 13, то ли 17 людей. Стало понятно, что это другая туристическая группа. Они расположились на соседней стоянке метрах в ста от нас, и минут через 15 у них уже виднелся хороший костер. Наши же пузырьки категорически не желали превращаться во что бы то ни было.
Вскоре до нас дошел первый делегат из того лагеря. Им оказался мальчик Никита пятнадцати лет. Он рассказал, что у них что-то вроде исследовательской группы, которая изучает антропогенное влияние на Байкал. Они исследовали воду и обнаружили превышение концентрации фосфора. Но, как сказал Никита, возможно, виноваты просроченные реактивы, да и вообще лабораторию они в тот день умудрились где-то потерять.Зато нашли француза, который патался добраться до Голоустного, но потерялся в пути. Вообще паренек был не очень доволен своей группой: носки они не стирали, руководители людей боялись, его девушка на него кричала, и прочее. С нами ему было весело. Тут у нас уже и кан закипел, мы приготовили макарошек с тушней. Никита тоже попросил себе порцию. Достали гитару, начадся походный вечер, Никита, по-моему, заскучал. Слушать шутки про говно (хотя мы старались держать себя в руках) 15летнему пацану должны быть больше по душе, чем неизвестные песни. Хотя может я и додумываю.
Никита ушел, его могли начать искать. Через какое-то время разошлись и мы. Остались только игравшие с нашим тентом дождь и ветер.


Upd
Весь этот текст задумывался в первую очередь ради одного из последних дней, но сил, как видно, у меня хватило всего на три.
Впрочем, ничего нового.

Правдивая история одного путешествия к Байкалу. Начало

Если вдруг кому покажется, что эти тексты слишком сухие и никак демонстрируют красоту Байкала, то такая цель и не преследовалась. В первую очередь текст (как, собственно, и все здесь) для меня, и цель его -- служить скелетом для воспоминаний.

Театр начинается с вешалки, а поход начинается с подготовки.

Поиск по истории говорит, что минута слабости у меня произошла 3 апреля, когда я сказал "сегодня я хочу на Байкал". С того момента Саша взял меня в оборот. Так чуть более чем через четыре месяца я оказался в Иркутске. На самом деле до последнего момента в это не верилось. Не так как не верится в чудо, а как не верится в то, что у тебя программа скомпилируется с первой попытки. То я проебланил всеобщую покупку билетов и особо не торопился брать свои, то по разным причинам начал отваливаться народ. Но в какой-то момент я понял, что мне надо идти. В каком-то смысле я тоже стоял в основании этого карточного домика. Мой уход мог критично сказаться на количестве людей, но дело даже не в этом. До того момента, как с нами согласился идти Вася, я был единственным "своим" для него. То есть, конечно, он был знаком со всеми остальными, но раньше их в первую очередь связывала Аня. Хотя, пожалуй, я преувеличиваю свою роль.

День 0.

Так или иначе, 6 августа я вылетал в Иркутск. Вылетал один, другой авиакомпанией, за что мне всучили нож, топор и травмат, которые вимавиа можно было везти только с солидной доплатой. Да, и пол литра спирта. Джентльменский набор, в общем. Во время сборов я понакидал каких-то вещей, зачем-то взял шапку, трое длинных штанов, две пары закрытой обуви в дополнение к своим сандалиям. Уже в метро я подумал о том, на кой черт я взял столько теплых вещей, а полотенце, например, нет. Но возвращаться было уже поздно. Действительно поздно, я и так опоздал на аэроэкспресс, на котором собирался добираться до аэропорта, а следующий был только через 30 минут, и до вылета мне бы оставалось всего 1:40. Я уже года 4 не летал на самолетах, а один самостоятельно я это делал вообще один раз, но я подозревал, что это не очень много времени. В итоге зарегаться я успел за 5 минут до конца регистрации. Самое интересное, что ни полицию аэропорта, ни чувака на стойке регистрации пистолет не заинтересовал. Не суть.
5 часов попыток впихнуть свои колени хоть куда-нибудь, и вот я в Иркутске. Пока летел, думал, о том, что поход -- отличный повод что-нибудь изменить. Может и пить начну. Осмелел настолько, что сожрал кусок помидора из обеда.
  • Current Music
    Foxy Jazz - Запоминай день

(no subject)

А ровно через 11 месяцев тебе напишет "ты клёвый" незнакомая красивая девушка. И ты даже не сможешь ответить

  А еще через 2 года ты зайдешь сюда и уже с трудом вспомнишь, что это была за девушка. Соня. Хорошо, что контакт хранит переписку, не правда ли? А вот аськи уже нет. Там не было незнакомых девушек, зато были знакомые. Просто знакомые. Не девушки. И девушки тоже. Но дело ведь не в этом. Память. Мне так многое хочется помнить, что к своим 23 годам я мог бы просто вспоминать что было. Перечитывать книги. Пересматривать фильмы. Выучивать наизусть диалоги десятилетней давности. Я ведь до сих пор помню "Никогда не мечтайте поехать в Америку". А сколько я всего забыл. Потратить всю дальнейшую жизнь на изучение прошедшей. Каждый шаг. В каждом слове искать смысл. "Грань будущего". "Каждый мой шаг вычислен так же, как твой".
  Юля, Вера, Алёна, кого из вас я буду помнить 5-10-30 лет спустя? А что я буду о вас помнить? Переписки хранят сухие слова, которые не могут остановить ссору, возникающую на пустом месте, да, Алён? Хотя какая это ссора. Но от всего ты не убежишь. Когда-нибудь и тебе придется остановиться и пойти на компромис, баран. Но "делай что должен, и будь что будет". Мне ни за что не стыдно. Ни за наше знакомство, ни за наше расставание. Хотя я не уверен, что это всё. И так же, как мне хотелось ошибаться, когда я думал, что у нас ничего не получится, сейчас я не хочу ошибаться. Или нет, я не знаю. Я не могу разобраться, чего я хочу от себя, куда уж мне разобраться с тобой.
  Вспомню ли я твоё письмо в будущее, Вер? Пойму ли я годы спустя, почему я тогда ушел? Но "делай что должен, и будь что будет". С тобой я тоже все знал. Поэтому даже не стал пытаться. Я всё про всех знаю) На самом деле достаточно знать о себе, а дальше уже не так важно. Это нелегко отказываться от своих желаний, особенно, когда этих желаний у тебя так мало. Но я считаю, что так лучше. Прости, что я так медленно говорю, так медленно объясняю.
  Юль, к тебе один вопрос: почему? Собственно, это вопрос и к прошлому декабрю, и к январю, и к июню, и даже к прошлой неделе. Я так и не смог разобраться в тебе, хотя не могу сказать, что когда-то особо пытался. Но я не люблю, когда на мои звонки не отвечают. День. Ночь. Я слишком незащищен для такого. Да, Алён. Зато благодаря тебе я понял, что не нужно слишком торопить называть кого-то своей девушкой, пусть это и заставляет тебя расплываться в улыбке. Да, Алён. В конце эта встреча уже стала для меня самоцелью, а я этого не терплю. Ты всё сделала правильно, хотя это знаю я, но не ты. Ах, да. Карма.
-- Но, Михаил, вы же образованный человек, почти учёный. Почему вы верите в карму?
-- А я и не верю. Просто, говорят, она работает вне зависимости от того, веришь ты в неё или нет.

Яна, как же я мог тебя позабыть. Ты хоть не поместилась в условный год выше, но как не упомянуть тебя, единственную и не повторимую? От меня ты таких комплиментов не слышала, но я и сейчас их не имею в виду. Да ты этои сама знаешь. Вот перед тобой, в отличии от вышеназванных дам я действительно должен извиниться. И перед тобой, и перед собой. И с тобой я тоже всё знал. Если не в первый день, то во второй/третий/четвертый. Но вы же меня знаете. Смалодушничал. Вы же меня знаете. Все. Но я стараюсь. Ты была второй, а во всех играх обычно можно разбить только три сердечка. Если только геймдев не припал для тебя нулевую жизнь.

Расчет окончен. Вольно.
  • Current Music
    Animal Jazz – Три полоски

(no subject)

"Привет! Мне кажется, ты клевый/ая. Давай дружить!"
Это одна из тех фраз, которые я никогда не научусь произносить. А если и научусь, то это буду совсем другой я, который с нынешним (да и прошлым тоже) мной не будет иметь ничего общего кроме имени. Серьезно, не раз и не два было такое, что человек казался мне интересным, но я не знал, как начать с ним общаться. Есть какая-то тема для разговора - отлично. Но где её изначально взять? Да и выглядеть это должно непринужденно, не о погоде же начинать разговор. Я очень не люблю в людях навязчивость, поэтому и сам пытаюсь не навязываться (хотя казалось бы, политика двойных стандартов - вполне нормальное явление). Всегда должен быть повод. То есть, на самом деле его может и не быть, уж не мне говорить, что поступки всегда должны логически вытекать из предыдущего (хотя, при всей кажущейся иногда абсурдности моих поступков, они тщательно продуманы. Например, пожелать девочке смерти в итоге оказалось не лучшим решением, но эти слова совсем не случайны, я бы и еще раз так поступил). Но их зрителями должны быть либо люди, которые меня хорошо знают, либо люди, которые меня не знают совсем, да и не должны знать. Первых в отношении меня не так уж просто удивить, на вторых же мне в принципе плевать. Я попадаю в наибольшую зависимость как раз от людей, с которыми я мало знаком (или с которыми я хочу познакомиться). Людям нельзя сразу узнавать, с кем они имеют дело. Все нужно делать постепенно.
Абзац для удобства чтения. Хотя я сейчас так пишу, как будто я постоянно делаю что-то неординарное. Но ведь это не так. 99% времени я до одурения среднестатистический унылый россиянин. А остальные 1% - то время, которое среднестатистический россиянин отклоняется от себя самого же. И у всех точно так же проблемы с поводом для знакомства. И, если они вдруг задумаются, почему же это происходит, получится точно то же самое, что и у меня. "Все такие разные, один я одинаковый".
Абзац, потому что пришла другая мысль. Говорят, что разговоры с самим собой - первый признак шизофрении (хотя моя мама говорит, что уже то, что я иногда дергаю ногой (фи, как неприлично выглядит сие вполне нормальное действие в тексте (скобочный inception))). Так вот этот дневник это или как записная книжка, или как место, где я могу записать свои самодиалоги. Причем выписать достаточно линейно, потому что в моей голове они постоянно ходят по кругу, я частенько мусолю какую-то темку как тут, переливаю из пустого в порожнее. Затем что-то выливается из этого пустого сюда. А уже потом и начинаю писать что-то, что лезет в голову именно в эти секунды. А делается это в бессмысленной надежды, что написав сюда вот эти мысли, я как в омуте памяти вытаскиваю их из своей головы, и смогу обдумывать более важные проблемы (нашелся мыслитель, конечно).
Ночью все не такое. Я не химик/биолог/психолог, я не могу объяснить, что именно происходит, но совершенно ясно, что это время суток ничем не похоже на день. Оно более чувственное, что ли. Чувственное не в смысле любви, а в смысле мыши. Все обостряется. Непонятные страхи, пустые надежды. Иногда действительно, как по Сартру начинаешь чувствовать, что ты существуешь, подкрадывается та самая тошнота (могу выпендриться и сказать, что я чувствовал ровно это еще до прочтения книги). Ночью анализируется неанализируемое. И это как раз чувственный процесс, потому что часа в 3 дня ты понимаешь, какой это все идиотизм. Никому это не нужно, ни тебе, ни тем более другим. Сам я это никогда не перечитываю, другим же какой смысл читать. Веселые истории ладно. Но маниакально-депрессивные записи? Нет уж, увольте.
Ночью вспоминаются старые мечты. И только по утру понимаешь, почему они уже неактуальны.